Перед рассветом ночь особенно темна.

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Перед рассветом ночь особенно темна. > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Позавчера — понедельник, 13 августа 2018 г.
Тест: Решительность [сборник] Борис Эйрей Ветки старой рябины... Белый снег холодный сон 02:34:23
­Тест: Решительность [сборник]
Борис Эйрей


Ветки старой рябины, покачиваясь, то ложились на воду, то вновь появлялсь над ней, оставляя на зеркальной глади многочисленные круги. Ярко-медные пятна листвы на прозрачном полотне, как растерянные и одновременно пугливые бабочкиm танцевали в объятьях водной стихии, даря свою красоту миру Сердец. Вы с Борисом лежали под лесными деревьями; его макушка мирно покоилась на твоей груди, слушая быстрые стуки, а ты, уместив свободную руку под свою голову, разглядывала сквозь ажурный узор молодой листвы голубую высь. Другая рука медленно поглаживала кошачьи уши возлюбленного, пока пальцы не зацепились за золотистые кольца. Тогда ты благоговейно замерла, вспоминая о том, как в реальном мире влюблённые люди делают для друг друга татуировки со своим особым смыслом, который поймут только они. Должно быть, это очень приятно - смотреть на символ, обозначающий их чувства, притрагиваться к нему и твёрдо знать, что след никогда не исчезнет, а любовь, возможно, никогда не развалится благодаря этой связи. Борис, наверное, оценил, если бы ты сделала что-нибудь со своим телом ради него...

Представления об этом и мысли начали постепенно брать над тобой контроль, посылая импульсы в сознание, гласящие о блеске идеи. Странное ощущение разливалось в груди при фантазии о том, как он целует твоё будущее кольцо на коже, как любовно поглаживает его, смотря на тебя безгранично мечтательным и благодарным взглядом. Золотая щекотка между рёбер, пробуждённая под твоим воображением, терзала и не давала покоя. Теребя крайнее кольцо на его ухе, ты нерешительно спросила:

- Борис, а тебе было больно делать пирсинг?

- Мм? - Эйрей лениво приподнял будто бы потяжелевшую голову, приоткрыв только один глаз, и помотал головой, сдерживая себя от зевка. - Ты об этом? - вслушавшись в твой вопрос, уточнил он, пошевелив ушками. Ты привстала на локтях, чтобы кивнуть, как он сделал это быстрее тебя и, по-кошачьи вытянувшись, он с проснувшейся игривостью махнул малиновым хвостом, пушистый кончик которого прошёлся по твоей шее, вызвав приятные мурашки - особенно хорошенько пощекотал пирсинг в виде рыбного скелета. Ты чуть укоризненно посмотрела на ненаглядного, потирая ладонью чувствительную зону, на что он широко улыбнулся и покорно опустил хвост на землю, больше не дразня твою персону. - Совсем не больно! Всё равно что проникать в замок Сердец и получать от стражей, - беззаботно ответил он, на что получил твой угрюмый взгляд.

- Нашёл с чем сравнить! - недовольно фыркнула ты, довольно агрессивно реагируя на его пренебрежительное отношение к собственной жизни. - Если я узнаю, что ты и дальше туда ходишь, то я...

Осекаешься, не решаясь озвучить угрозу вслух, ибо ругаться в такой умиротворённый момент хотелось меньше всего. Справляешься с гневом, опуская в порыве эмоций поднятую руку, и с усталостью замечаешь, что Борис вовсе не испытал должный страх перед мраком, окружившим твою ауру, а, сидя по-турецки, с широко распахнутыми глазами ожидал, когда ты снова заговоришь.

- Нууу? Что ты сделаешь, (Твоё имя)? - в продолжении фразы он видел потребность, как в воздухе, ведь сидящая перед ним девушка уже давно стала его личным сортом зависимости.

- Ничего! - пробурчала ты, не желая идти у него на поводу, и скрестила руки на груди, обиженно надув губы.

- Но я ведь так хотел, чтобы ты накричала на меня! - раздасованно выдохнул кот, добавив с ноткой одержимости: - Ведь я люблю, когда ты ругаешься на меня. Знаешь, меня это очень даже заводит...

От уха до уха на его лице расплылась многозначительная улыбка, и молодой человек подполз к тебе, намереваясь успокоить свои бушующие гормоны. Отворачиваешь от него голову, хмурясь и сетуя вслух о том, что он мазохист. Но Эйрея совершенно не беспокоит твой неподходящий настрой; он и дальше идёт по лезвию ножа, касаясь кончиком носа основания твоей шеи, трётся о трахею, плавно поднимаясь выше и высовывает язык, собираясь оставить свой влажный след на твоей коже. Прекрасно изучив своего партнёра, вовремя отталкиваешь его, всё ещё упрямясь и проявляя стойкость характера. Борис озадаченно массирует макушку, терпеливо ожидая, когда ты придёшь в себя, а потом всё же решает задать интересующий его вопрос, когда страсть начинает постепенно утихать:

- А почему ты спросила об этом только сейчас?

- Потому что... - на мгновении смущаешься, не зная, как ему признаться и мучаясь над его будущей реакцией на это. - Хочу сама сделать пирсинг.

- Зачем? - удивлённо спрашивает Борис, по-птичьи склоняя голову набок.

- Нуу... Хочу, чтобы у нас были особенные отношения... - с трудом выдыхаешь ты, будто признаваясь ему в каком-то проступке. - Мне хочется, чтобы у нас было что-то, что могло бы символизировать наши чувства. Или... Это что-то вроде подарка для тебя. Просто я не знаю, как ещё объяснить это. Просто захотелось, чтобы и у меня тоже было хоть что-то от тебя, вот и всё.

Эйрей несколько секунд смотрит на тебя с изумлением, переваривая информацию, а затем и вовсе расплывается в счастливой улыбке, будто он выиграл лотерейный билет. К этому моменту твоя робость начала постепенно исчезать - значит, он одобрил затею.

- Раз ты делаешь это для меня, тогда я не против! - радостно объявляет кот, поднимая в знак восторга уши вверх. - Ах, (Твоё имя), я и не знал, что ты настолько любишь меня!

- Да-да, - смущённо отмахнулась ты от его серенад, желая поскорее перевести тему. - Где ты делал себе пирсинг?

- У старика Гоуленда.

- Тогда идём к нему! - решительно заявляешь ты, поднимаясь с шёлковой травы, и направляешься в сторону парка развлечений, игнорируя Бориса, который впал в оцепенение. - Пусть он тоже сделает мне.

- Подожди! - выкрикивает кот, догоняя тебя, и резко хватает твою персону за запястье, разворачивая к себе. Ошеломлённо смотришь ему в глаза, на что он хмуро выдаёт: - Я не позволю этому старику лапать тебя!

- Л-лапать...? - в ступоре произносишь ты, несколько раз похлопав ресницами. Не сразу находишь слова на его странное заявление. - Но он же только просунет мне кольцо и всё. Зачем ему вообще меня лапать? Он ведь знает, что мы с тобой встречаемся.

- Он будет притрагиваться к твоей коже! - продолжает напирать Борис, всё сильнее стискивая твою изрядно затёкшую конечность; стойко терпишь неосознанную пытку кота, сдерживая кривой оскал от боли. - А я не хочу, чтобы кто-то трогал мою собственность! Ты принадлежишь мне! Только я могу прикасаться к тебе! Так что я тебе и сделаю пирсинг!

- Ч-что?! - впадаешь в голый шок настолько, что находишь в себе силы отодрать руку из хватки, и отскакиваешь от разгневанного Бориса. - Ты вообще умеешь это делать?

- Не очень... - приглушённым тоном признался Эйрей, будто пристыженный твоим провокационным вопросом, и неловко почесал кончик уха. - Но я обязательно научусь ради тебя! - взбодрился он, посвятив тебе улыбку, полную энтузиазма, хотя подобный жест напугал тебя только ещё больше. - Не думаю, что это сложнее, чем стрелять.

- Вообще обалдел что ли?! - запаникованно вопишь ты, делая ещё один отскок подальше от Бориса, который начал уже решительно надвигаться на тебя. - Я, знаешь ли, ценю свою жизнь в отличие от тебя! И мне бы не хотелось умереть на руках возлюбленного только потому, что он неправильно просунул в меня кольцо.

Рассеянно таращишься по сторонам, надеясь не встретиться с обиженным парнем, ведь сказала ты, похоже, лишнее, а осознала слишком запоздало. Но вместо этого продолжаешь слышать уже тихую поступь кота, который ласково приподнял тебя за подбородок двумя пальцами, и заставил посмотреть в свои медовые глаза, которым хотелось довериться от всего сердца, вопреки опасениям.

- Я никогда не причиню тебе вред, (Твоё имя), - вкрадчиво говорит он, прикасаясь тёплыми губами к твоему лбу, отчего ты покорно обмякаешь в его руках и тихо млеешь от удовольствия. - Поэтому постараюсь сделать всё в лучшем виде. Тебе не о чём беспокоиться. Я возьму у старика книгу, где описано, как всё это делать.

- Я так понимаю, у меня нет другого выбора, кроме как позволить именно тебе заняться этим делом, так? - обречённо вздыхаешь ты, уже постепенно смиряясь со своей нелёгкой судьбой.

- Какая ты у меня всё-таки умница! - радуется кот, улыбаясь во все тридцать два зуба, и эта чертовски миловидная улыбка окончательно уничтожает недоверчивый лёд в твоём сердце.

- Хорошо... - спустя минуту недолгих раздумий смиренно выдыхает твоя персона, напоследок ставя условия: - Но только чтобы точно сделал всё по книге! Если я умру, это будет на твоей совести, так и знай!

Не успеваешь насупить брови для того, чтобы убедить его в своей серьёзности, как его губы приникают к твоему сжатому рту, заставляя окрылённо трепетать.

- Я не позволю тебе умереть, - с уверенностью обещает Эйрей, вынуждая тебя улыбнуться и наивно довериться ему, уткнувшись лицом в его грудь под порывом чувств. - Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - он неохотно отстраняется, позволяя тебе убрать руки с его стана, и убегает в парк аттракционов со скоростью света.

Машешь ему на короткое прощание, ощущая внутри лёгкую тревогу. С учётом того, что твой возлюбленный горячо ревнует твою персону, то ничего другого ожидать от него не стоило, хотя крохотная надежда на его благоразумие всё-таки была. Ты часто забывала о том, что находишься в Стране Сердец, где лишь малые вещи поддавались логике. На жителей расчудесного мира её влияние в основном не распространялось и все они действовали по-своему, игнорируя адекватные уставы твоего привычного. Сминая ногами траву, ты всё больше чувствовала, как нарастает паника, но и отвергать идею тебе не хотелось, как и обижать Бориса, который со всей ответственностью отнёсся к делу; он прибежал довольно быстро, весь запыханный, но с чемоданом инструментов в руках и уже был готов смахнуть усталость и приступить к своей миссии.

- Эмм, ты прочитал инструкцию? - осторожно спросила ты, когда он начал с уверенностью перебирать инструменты.

- Да там и читать нечего! - весело отмахнулся кот. - Тем более я начал сейчас вспоминать, как это делал старик. Так что ты не пропадёшь со мной, (Твоё имя)!

Но, несмотря на его льющуюся через край самоуверенность, ты всё равно настороженно поглядывала на Эйрея и взволнованно перебирала побелевшие пальцы. Опустив голову, ты пропустила, как Борис встал со своего места и подошёл к тебе, приласкав ладонью твою правую щёку.

- Всё будет хорошо, - повторил он несколько раз голосом психолога. - Доверься мне, (Твоё имя).

Ты сглотнула горький и тугой ком, чтобы не позволить слезам вырваться наружу, и только собиралась посмотреть ему в глаза, чтобы что-то промямлить, как он неожиданно навалился на тебя всем телом, пригвоздив твоё к земле. Оказавшись под ним, ты ошарашенно вглядываешься на нависшего Бориса и отчаянно краснеешь, теряясь от его действий.

- Ммм, Б-Борис... - почти что стонешь ты, пытаясь совладать с эмоциями, но он снова кладёт пальцы на твои скулы и поднимается медленно-медленно вверх, закрывая губы указательным пальцем.

- Я сделаю всё быстро, только не шевелись и не отвлекай меня. У тебя слишком приятный голос, чтобы я не мог откликнуться на него, - с кокетливой улыбкой добавляет он, оставляя отпечаток своих уст на твоей переносице, и, убедившись в том, что ты не поднимешься с травы, возвращается к инструментам.

Вздрагиваешь, когда он подносит мокрую ватку к твоему пупку и начинает круговыми движениями смачивать медицинским спиртом кожу вокруг него. Запрокидываешь голову, когда Борис с волнением оставляет отметку маркером, и отчаянно пытаешься справиться с ворохом мыслей внутри о том, что будет дальше. Вся дрожишь, как ветхий осенний лист, поддаваясь необаснованной панике, а Эйрей успокаивающе кладёт тёплую ладонь на тыльную сторону твоей. Ваши взгляды встречаются и, перекрещиваясь, открывают безмолвный путь поддержки. Умиротворённо прикрываешь веки, улыбаясь со всей благодарностью ему, и чувствуешь, как сердцебиение ускоряется не от страха, а от любви, плескающейся ласковой волной в грудной клетке. Пропускаешь, как на его губах проскакивает признательность. Борис ощущает нутром, как твоя плоть послушно расслабляется, и с прежней решимостью продолжает свою операцию.

Крепче жмуришь глаза, когда он зажимает недружелюбно-холодн­ым инструментом кожу пупка и вытягивает её. Борис испуганно замирает, пытаясь теперь совладать со своим беспокойством. Он задержал на тебе свой взгляд, но ты оставалась неподвижной и не противилась последнему шагу, усилием подавляя сумасшедший ужас. Эйрей невольно улыбнулся, гордясь тем, что ты проявляешь силу духа; ему непреодолимо захотелось прикоснуться к твоим губам, чтобы подарить бодрящий поцелуй, пробирающий до костей, чтобы у тебя оставались только положительные впечатления, но он сдержался. Уняв лихо скачущее сердце, он глубоко вдохнул и протолкнул иглу сквозь твою кожу одним плавным движением. Стискивает зубы до зудения в области челюстей, будто зеркально переживая твои страдания, но ты даже не издаёшь жалобный писк, хотя слышишь в барабаных перепонках чёткий звук чего-то лопающегося, точно проткнули надутый пакетик; рот плотно зажат в ровную, непоколебимую линию, а веки всё ещё надёжно сомкнуты, и сквозь них под сильным давлением ты видишь только мерцающие звёзды и тёмно-зелёные, чуть размытые пятна. Эйрей начал осторожно покачивать тонкую иглу, чтобы полностью войти внутрь, отчего ты заскребла пальцами почву и помятую траву и сжала её в кулаке до вздутых вен. Ощущение было такое, будто ты представилась кряжистым дубом, в который сейчас пытались протолкнуть кончик тупого сверла, и вращательные движения внутри только усилили болевой натиск сопротивляющейся вторжению чего-то инородного плоти. Борис шепчет что-то бессолнечным, плоским голосом, пронося через себя твои муки, и закрепляет серебряное кольцо, стирая с кожи мазки первой крови.

- Я закончил, (Твоё имя), теперь всё будет хорошо, - он вновь словно бы растёкся, теряя прежние очертания волнения, и просветлел в своём безмолвном восхищении, мысленно чертя округлость символа, который отныне связывал вас. Тебе хочется спросить, так ли ты хороша для него теперь, но он читает твои мысли раньше времени и отвечает с благоговейной улыбкой, от которой щимит сердце: - Ты прекрасна.

Усилием воли подавляя сумасшедшее ликование, ты предалась покою и прикрыла глаза. Боль в области проколотого пупка пульсировала так, будто на свежую рану положили кусочек льда, но мысли о том, что твои чувства небезответны, порождали сладкие вибрации, притупляющие страдания. Ты чувствовала, как ваши души свивались, прорастали в друг друге, пускали корни и становились неделимы. Тебе слышалось, что над вашими головами звучала песня дубовых крон. Гибкие ветки влюблённо переплетались, подобно вашим ныне соединённым рукам. Ты улыбалась сквозь слёзы, мысленно благодаря ясное небо за то, что могла так самозабвенно и беззаветно любить. Происходящее походило еа воплощённое чудо, хотя, наверное, так и должно быть, когда в сердце поселялась любовь.

- Немного больно... - призналась ты спустя несколько минут, тяжело вздымая грудь и смотря на поалевший участок кожи, от которого резало глаза - похоже, ты переживала боль каждым участком тела и клетки.

- Ничего, я сейчас всё залижу и у тебя пройдёт, - спокойно сказал Борис, уверенно наклонившись к твоей ранке.

- С-стой! - забываешь о том, что он кот, который решает все свои проблемы зализыванием повреждений, и молишь о том, чтобы он не производил в реальность такие смущающие действия.

Но через некоторое время, блажённо закрыв глаза, ты попала во власть раскрепощения, которое охватило с ощущением скольжения его дыхания по твоему животу. Длинные ресницы Эйрея слегка щекотали твою кожу. Его губы горячим бархатом касались раненного участка, отчего твои мысли спутались, а в животе свернулось спиралью возбуждение. Слегка вздрагиваешь вспугнутой гусеницей, когда он проводит шершавым, как у настоящего кота, языком по кольцу, просовывает кончик в отверстие, увлажняя недосягаемую территорию, и покорно обмякаешь, когда привыкаешь к сводящим с ума ощущениям, когда он чертит замысловатые рисунки вокруг пупка. Сердца бились в унисон, закрепляя в тебе значимость того, что происходило. Борис не отрывался от своего занятия, словно ты была на вкус как подогретая апельсиновая карамель с ромом - сладкая, дразнящая, пьянящая, лишающая рассудка. Ты с изумлением отметила, что к глазам снова прилила влага, но в этот раз она благоприятно орошала чересчур разгорячённую плоть. Острота пробравшего ощущения опалила отзывчивые нервные окончания. Тебе хотелось заключить возлюбленного в объятие, теснее привлечь его к себе, вобрать внутрь, поглотить, растворить в себе. Не сдерживаешь постыдного стона, когда он начинает поглаживать пальцами твой пирсинг; казалось, будто по твоей коже порхали несмелые бабочки, изучающе щупающие крохотными лапками твоё тело в поисках удобного места для посадки. Боль мистическим образом проходит, оставляя лишь наслаждение и туман в голове. Борис, довольный произведённым эффектом, приподнимается и захватывает твои губы в плен, сминая их, как сдобный пирог. Он скользит ладонями вдоль твоих рук, пока не находит раскрытые в ожидании ладони, и просовывает пальцы между твоими, чувствительно сжимая пястные кости.

- Хочешь подержать мой пистолет? - неожиданно отрываясь от твоих губ в самый неподходящий момент, когда в груди росла теснота от ширящихся как на дрожжах чувствах, а на сознание наползла розовая пелена, спрашивает он с опьянённой улыбкой.

- Ты же знаешь, что я не люблю стрелять из твоего оружия... - уныло произносишь ты, упуская момент нарастающего вожделения от его глупости. Почти разочарованно стонешь: - Ну почему ты так не вовремя говоришь об этом?

Но на губах Эйрея, напротив, расцветает похотливая улыбка, глаза сужаются, блестя совершенно по-лисьи, а адреналин в крови зашкаливает, ударяя в голову фейерверками неприличных образов.

- А я не про тот пистолет, который у меня в кобуре, - невозмутимо произносит он, порождая внутри тебя беспокойное, приятное жжение и одновременно кошмарное смущение от подобной развязности, после которой хочется стыдливо взвыть и упрятать свой помидорный лик в ладонях, а лучше - зайтись возмущённым криком, который распугает всех воркующих между собой птиц в лесу.

- Борис Эйрей, ты извращенец!


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html

Категории: АВСС
суббота, 11 августа 2018 г.
Тест: M Y L O V E [Far Cry 5] . John Seed music: black monday - behold... Белый снег холодный сон 02:10:21
­Тест: M Y L O V E [Far Cry 5]
.


­­­­

John Seed

­­

music: black monday - behold (instrumental)


Вы не понимали, как успели согласиться на это - полететь в самое сердце секты, слухи о которой вызывали страх и ужас. Но Уайтхорс слишком хорош в своих способностях уговаривать, то ли вам было жалко его, то ли он действительно настолько убедителен. Пролетая мимо статуи Отца, лишь сильнее съеживаетесь. На вас даже формы не было, не то, что значка. Вы являлись единственным в округе судебно-медицинским­ экспертом, не купленным проектом "Врата Эдема", и точно знали, что никто там вам рад не будет. Сидящий рядом помощник шерифа ободряюще похлопал вас по плечу, улыбнувшись. парню это тоже не нравилось, но ничего не попишешь, он должен подчиняться. Делаете глубокий вдох, прежде чем улыбнуться в ответ, опустив взгляд вниз. Помощник работает в участке не долго, но за небольшой промежуток времени очаровал собой, практически всех, и вас в том числе. Замечал он это или нет, нельзя было сказать, но знаки внимания оказывал, хоть и не всегда признавался в них.
- Почти прилетели, - слышится в наушниках голос Пратта.
Кидаете взгляд к Маршаллу, было интересно, не передумал ли он. Кэмерон скорчил недовольную гримасу, стоило вашим взглядом пересечься, и на секунду вы забываете о собственном волнении, которое потонуло в желании сбросить Бёрка вниз. Он замечает неприкрытую злость в вашем взгляде, и как-то нервно начинает бегать глазами по салону транспорта. Помощник прыскает в кулак, стараясь не засмеяться во весь голос, вы тоже улыбаетесь, не сдержав порыва.
- "Поставила на место", - гордо думаете вы, улыбаясь, - "а то смотрите какой важный, аж тошнит уже".
Всё хорошее настроение как рукой сняло, стоило ступить на землю эдемщиков. Прихожане опасливо расходились в стороны от вас, будто бы от прокаженных. Вы замечаете среди людей несколько знакомых лиц, кажется, с этими ребятами вы когда-то оканчивали одну школу в округе, но теперь они уже мало были похожи на тех красивых, румяных детей, больше походя на одичавших маугли.
- Я останусь тут, на стреме, - констатирует Хадсон.
- Уверена, что не нужна помощь? - интересуетесь вы, но женщина лишь мотает головой из стороны в сторону.
Проходите внутрь церкви, следуя шаг в шаг за помощником. Юноша старается держать вас позади, чтобы вы имели возможность сбежать отсюда первой. Джон и вы встречаетесь взглядами, Сид усмехается, коротко подмигивая вам. Не реагируете, просто не знаете, делает ли он это чтобы позлить вас, или это у него приветствие такое. Переводите всё внимание на порядком разошедшегося маршалла, его громкий тон беспокоит прихожан, и тогда вы выступаете вперед, пытаясь их утихомирить. Это возымело некий эффект, и всё же, когда сам Отец изрек неоднозначную фразу, сектанты, как один, покинули здание.
- Что-то не так, - шепчете вы, останавливая помощника, - Что если просто уйти? Глупо было лететь сюда таким жалким составом.
- Мисс [ф], не много ли вы на себя берете, - подключается к вам Кэмерон, не дав помощнику вставить и слова.
- Не больше, чем вы, маршалл Бёрк, - выплевываете вы, отпуская помощника.
Взгляды пересекаются, и вы замечаете, как тревога в ваших глазах заставляет помощника слегка покраснеть. Поджимаете губы, лишь бы не разозлить Бёрка сильнее, иначе вы двоя точно устроите тут концерт, и разнесете в процессе всю церковь. Джозефа заковывают в наручники и вы спешно уходите, за спиной слышите легкий звон, что оказался смехом младшего Сида.
- Еще увидимся, [и], - произносит он, перед тем, как вы скрываетесь за дверью.
Происходящее после помнилось смутно, вы слишком сильно приложились головой обо что-то железное. Едва ли вы могли вспомнить начало дня, и поэтому, проснувшись в незнакомой вам комнате, были сильно напуганы. Помещение было плохо освещено, выполненное в темных тонах, из-за чего свет терялся на любой поверхности. Осматриваете себя, к собственному сожалению обнаруживая на теле рабочий халат.
- Что, черт возьми, тут происходит?
- О, ты проснулась, наконец-то! - из-за двери показался Джон, на его лице была самая искренняя детская радость, - С пробуждением!
- Сид?! Что я делаю у тебя в округе? - подскакиваете с кровати, отходя ближе к дальнему углу, лишь бы подальше от темноволосого, - я..
- Ничего не помнишь? - более мягко продолжил за вас Вестник, - "Боже, это же замечательно!"
Он запирает за собой дверь на замок, и вас охватывает ужас. Вы знаете, насколько опасен может быть Джон Сид, и это не требовало проверки на себе.

Помощник Шерифа: Помощник ошибочно полагал, что вы разбились, ведь после удара о корпус вертолета, один из сектантов утащил вас за собой - прочь с вертолета. Он впал в уныние, пока от маршалла не узнал, что вас видели у Джона Сида. Он приложил много усилий, чтобы пробраться в логово младшего Сида, но там его ждало разочарование. Вы едва помнили кто он такой, сказывался эффект Блажи и копания в вашей голове. Вы точно помнили, что находитесь тут недавно, точно могли назвать все кости в теле человека, но не могли вспомнить, кто такой помощник, и кто вообще те люди, с которыми вы прилетели сюда. Да и воспоминания с вертолетом подчищались из вашей головы, из-за чего уже не было такой уверенности, что вы именно прилетели.
- [и], - одними губами шепчет помощник, наблюдая за тем, как вы заботливо обрабатываете его раны, - развяжи меня.
Он дергает руками, сидя прикованным к одному из стульев пыток.
- Прости, мне нельзя вообще быть здесь, - шепчете вы, прикладывая ватку с спиртом к разбитому виску юноши, - У тебя бровь рассечена, её по хорошему зашить бы.
Помощник смотрит на вас, и не понимает, что могло произойти за эти три дня. Вы были всё той же [и], и всё же что-то в подсознании верещало об опасности.
- Я тебя люблю, - заглядывая вам в лицо четко проговаривает помощник, его глаза светятся беспокойством и нежностью. Так или иначе он рад видеть вас в здравии.
- Но мы ведь даже не знакомы, - удивленно произносите вы, заливаясь румянцем.
Эти слова словно гром среди ясного неба. Парень не был готов к такому удару, это была война, его и Джона Сида, который забрал у него важного человека. Вы слышите суету за дверью, и спешно прячете медикаменты в нужный ящик. Спешите покинуть помещение, но не успеваете, из-за двери выходит Джон.

Джозеф Сид: Считает вас прекрасной парой для своего младшего брата. Он видит, как Джон рядом с вами расцветает, а что самое главное - забывает весь свой гнев, будто бы его и не было. Вы словно созидаете все его негативные стороны, оставляя их разве что в виде слов на бледной коже Джона. Считает вас, как и всех людей, свои чадом. Очень надеяться, что вас с джоном союз реализуется, хоть и не знает, продержится ли легкая промывка мозгов на вас, или в какой-то момент вы очнетесь. Видит, что вы далеко не глупы, от того это делает вас столь ценным экземпляром в проекте.
- Добрый день, [и], - его тонкие губы изгибаются в улыбке, - Как твое самочувствие на сегодня?
отец очень чуткий человек, и он беспокоиться по поводу вашего здоровья, ведь знает, что удар перед и после падения нанес вам не существенный, но все же вред, от чего ваш организм сейчас пытается восстановиться. Вам он кажется заботливым, если не папой, то братом точно. Джозеф идеально отыгрывает, из-за чего вы начинаете проникаться данным местом.

Джейкоб Сид: Единственный, кто обеспокоен вашим нахождением так близко к Джону. Считает, что вы можете прикидываться, а еще хуже, в неподходящий момент очнуться и наброситься на его брата, или убить по-тихому. именно он начинал вашу промывку мозгов, и с удивлением заметил, что ваш разум достаточно крепок, чтобы бороться, и именно Джейкоб придумал ослабить вас Блажью. Находиться настороже, хоть и имеет некую симпатию к вам, не только как к человеку, но возможно и как к девушке.
- Ваши шрамы вас украшают, - заметив, как старший Сид смущается, вдруг шепчете вы, - Не переживайте за это, Джейкоб.
иногда ему кажется, что вы сирена, поселившаяся в доме их семьи. Вы ведете себя излишне безмятежно и мягко со всеми, из-за чего старый вояка каждый раз напрягается. Одновременно с этим он не может не признать, что ему, черт возьми, приятно.

Джон Сид: Это была любовь с первого взгляда. Впервые вы встретились с Вестником в участке, когда Джона задержали за нелегальное изъятие земли, к сожалению полицейских, Сид был слишком хорош в своем деле, и документально всё было выполнено идеально. Тогда-то вы и встретились, ведь помимо этого, его задержали еще и за покушение, однако, Хадсон не рассчитывала на то, что анализ крови, который вы произвели, укажет не просто на непричастность Сида, но и на то,что он сам оказался жертвой. Мужчина до сих пор не мог забыть тех часов проведенных в вашем кабинете, когда он шутил, а вы охотно смеялись, даже не подозревая о том, кто перед вами сидит. И сейчас, когда вы сами прилетели в "Врата Эдема", голубоглазый точно знал, что не отпустит вас просто так, и он не отпустил. Джозеф не совсем прав, вы подавляете Джоне все его грехи, кроме желания. Он не может насытиться вами, сколько бы не обнимал, и сколько бы не целовал, но он не может зайти дальше, пока вы не в браке, Отец будет недоволен им.
- [и], что ты тут делаешь? - Джон не был готов обнаружить вас тут, рядом с помощником. Он хмурится, ревность закипает в венах слишком быстро, - с тобой я разберусь позже.
Сид демонстративно хлопает дверью, уводя вас за собой, в более уединенное место. Вы дрожите, еще ни разу не видев мужчину в настолько взбешенном состоянии. Он заводит вас в комнату, сжимает в руках одежду, надрывая её, и оголяя ваши плечи, кусает их, поднимаясь к шее. Жадный, ревнивый - Джон сейчас ведет себя, как голодный зверь, ему хочется вас пометить, хочется ворваться в желанное тело, осквернить его собой, лишь бы никто не смел смотреть на вас настолько влюбленно, и особенно помощник.
- Джон? - мягко касаетесь его волос, когда, мужчина лбом утыкается в ваше плечо. Это заставляет его почти зарычать.
- Прошу, касайся только меня, желай только меня, [и] - Джон берет ваше личико в своими ладонями, - Иначе я просто сойду с ума.
Он запечатлевает на желанных устах поцелуй, кроткий и целомудренный, совсем не похожий на тот, которыми раньше баловал себя. Льнете к нему, ощущая насколько ему это необходимо.

Фейт Сид: Вы для неё - идеал. Воспитанная, умная, нежная, а что самое главное - желанная для мужчин. Для Фейт вы человек, на которого стоит ровняться, любит вечерами приезжать к вам в долину Холланд, и засиживать с чашечкой хорошего черного чая. Верит, что у вас с Джоном всё будет замечательно, переживает за вас двоих, как за себя.

Шериф Эрл Уайтхорс: Для него было больно осознавать, что вы теперь часть проекта. Шериф Уайтхорс является вашим дядей, и теперь он совсем не представляет, как смотреть в глаза вашим родителям, когда он вернется домой. Пытался выкрасть вас всеми возможными способами, но к тому моменту вы уже сами не были согласны уходить и Эрл, скрипя зубами отпустил вас. Да и если бы он попытался увезти вас силой, то понимал, что Джон ему этого не простит, он бы нашел старика на другом конце вселенной и убил.

Джоуи Хадсон: Вы мао общались с заместительницей Хадсон, она женщина занятая и вся в собственных амбициях. Вы не привыкли тратить время на таких личностей, ну а Хадсон и не жаждет вашего внимания.

Стейси Пратт: Некогда был влюблен в вас, помнится, вы тогда только устроились к ним на работу, Пратт могу десяток раз за день навестить вас. Кофе, пончики плавно превратились в цветы и комплименты. Однако, завоевать ваше сердце у него так и не получилось. Даже не смотря на то, что Стейси этого никак не комментирует, но вы до сих пор занимаете важное место в его сердце. Был просто разбит, когда помощник ему сообщил о вашем положении.

Кэмерон Бёрк: Н Е Н А В И С Т Ь. Это единственное, что вас связывало между собой, благо Кэмерон для вас перестал существовать даже в виде воспоминания, ну а собственно мы с вами знаем, какая участь постигла маршалла.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-305.html

Категории: Far Cry 5
Тест: M Y L O V E [Far Cry 5... Белый снег холодный сон 01:56:50
­Тест: M Y L O V E [Far Cry 5]
.


­­­­

Joseph Seed

­­

music: hammock - the world is gonna end tonight (reinterpretation)


Шум вертолета отчетливо слышен даже сейчас, в специальных наушниках, и, чтобы действительно что-то услышать от диспетчера, приходилось очень внимательно вслушиваться, не отвлекаясь на посторонние вещи. Пратт и шериф отпускает забавные шутки, в надежде разбавить напряжение в вертолете, но Бёрк всё такой же грубый хам, а слова помощника шерифа ничего не весят, хоть и по лицу парня видно, что он верит предостережениям Уайтхорса. Вы сидели напротив старика Эрла, пытаясь понять почему оказались тут: в вертолете наполненным полицейскими. В памяти еще свежи картины того ужаса, произошедшего в вашем доме - кровь, мертвые тела, и звериные глаза нападавшего. Вам едва удалось вспомнить всё, и всё же, возможно, не стоило этого делать. Представшие в воображении тела родных вызвали в первую очередь приступ тошноты. Удалось сдержать его, с трудом, что не ускользнуло от взгляда Маршала. Мужчина гордо повел носом вверх, фыркая настолько громко, что даже гул лопастей вертолета не смогли заглушить этот звук. На душе стало совсем неспокойно и больно, некому больше было вас защищать от таких личностей. Был бы сейчас тут младший брат, он бы кинулся парой колких, возможно не совсем цензурных фраз, после чего оппонент выпал в осадок на долго.
- Шериф Уайтхорс, - голос был сиплым и слабым, но по обратившемуся к вам заботливому взгляду старика, понимаете, что он услышал.
- Да [и], я слушаю, - кажется, он уже знает вопрос, но всё равно интересуется.
- Зачем вы взяли меня с собой? - глаза слезятся, непонятно, от холодного ли это воздуха или от боли в груди, - Разве я не должна быть в участке?
Эрл и Кэмерон переглядываются, маршал смотрит с вызовом.
- У тебя не плохо получаются переговоры, - губы мужчины едва вздрагивают в неловкой улыбке, - Я понимаю, момент не подходящий, но твоя помощь нам действительно нужна.
Откидываетесь на сидение, коротко усмехнувшись своим мыслям. Какой абсурд, сейчас вам нужна помощь, все её виды - психологическая и физическая. Дыра в груди была сродни выстрелу, пронизывающему ваш бок. Нападавший чудом не задел ни одного органа, что казалось нереальным, но задел вашу душу. Уайтхорс сам был не рад видеть вас на борту вертолета, понимая в насколько шатком состоянии сейчас ваше сознание. Так или иначе ему пришлось, ведь все просто забыли о том, что вам нужна помощь.
- Прибыли, - констатирует Стейси, несколько дрожащим голосом.
Всё это походило на какое-то кино: огнеметы, прихожане какой-то секты, вооруженные до зубов, враждебные взгляды и осторожность в движениях. Накатывает паника, когда в незнакомых лицах вы узнаете убийцу своей семьи. Дрожащей руки касается помощник шерифа, на его губах ободряющая улыбка, которой хочется поверить. Отвечаете немного робко, но искренне, что трогает юношу. Проходите в небольшую церквушку, где во всю идет служба. Прихожане опасливо встают, готовые вот-вот кинуться защищать своего Отца.
Джозеф Сид сразу заприметил незваных гостей, но продолжил свою проповедь, не запнувшись. Голос маршалла оглушает лучше, чем рев вертолета, на котором они прибыли. Эдемщики начинают зло рокотать, и вы понимаете, для чего вас сюда позвали. Пока Бёрк предъявлял обвинения мужчине, вы всеми силами стараетесь утихомирить сектантов, однако эффект не оказывается долгосрочным. Помощник на мгновение оборачивается к вам, проследив за взглядом проповедника, и с ужасом уткнулся в ваш силуэт, у которого столпились прихожане. Нехотя накинув на руки мужчины наручники, ваш немногочисленный отряд спешит покинуть округ, пока обстановка не стала слишком горячей. Вы то и дело ловите взгляд Джозефа на себе, а когда сектанты начинают напрыгивать на ваш транспорт, то приходиться самолично охранять Сида. Касаться оголенной кожи взрослого мужчины слишком для вас - это смущает, сковывает и нервирует. Тонкие губы Отца двигаются, но в общей какофонии криков и механического шума вы не слышите, что он говорит. Сквозь желтые стекла очков ощущаете тепло, которого так не хватает сейчас, сильнее цепляетесь за его руку, понимая, что падаете.
Приземление оказывается ужасно громким и вы чувствуете, как правый бок начинает гореть. Джозеф на секунду замирает, наблюдая, как расползается кровавое пятно по белой рубашке, а, и без того бледное лицо, белеет еще сильнее. Почти бессознательный, но такой тревожный взгляд помощника подталкивает Сида к действиям, и мужчина, подхватив ваше хрупкое тело на руки, выбирается из горящего вертолета.

Помощник Шерифа: Юноша не мог поверить в то, что так просто отпустил вас, что не смог дать отпор Джозефу тогда, когда это действительно нужно было сделать, превозмогая сильную боль. Он боялся, что сектанты могут что-то сделать с вами, особенно после рассказов шерифа. Да и после первого взгляда на общую обстановку, становилось как-то боязно за столь нежное создание, и в тоже время помощник злился на Сида, за то, что он позволял себе так любовно смотреть на вас - человека, нет, девушку, которая запала в самое сердце. Не может расстаться с тем заботливо-обеспокое­нным взглядом, которым вы на него смотрели, в момент осознания, что вертолет падает, он помнит, как вы потянули к нему руки, но были схвачены цепкими лапами Отца. Помощник мог бы убежать из округа,с легкостью, ведь ему так везет. Однако, он продолжает идти вперед, лишь бы еще раз увидеть вас и убедиться в том, что с вами всё хорошо. И даже когда разум был вот-вот готов съехать с катушек, он лишь повторял про себя заветное имя.
- [и], - на выдохе срывается парень, заключая вас в крепкие объятья, - Ты цела, это действительно ты.
Прильнув к юношеской груди, вызываете у помощника целый шквал эмоций, которые он едва может контролировать. Не может отвести от вас взгляда, когда вы дремлете рядом с ним, на диванчике в баре "Крылья любви". Лениво касается губами вашего прохладного лба, запечатлевая на нем поцелуй полный нежности и любви. Рад таким минутам спокойствия, хоть и понимает, что это лишь начало его войны с "Вратами Эдема" и особенно с Джозефом Сидом.

Шериф Эрл Уайтхорс: Ему было страшно брать вас с собой, но еще страшнее оставлять одну, на съедение собственным демонам, в одиночестве и боли, которую не мог унять уже никто. Ну, пока старина Эрл не заметил повышенную активность своего Помощника, стоило вам оказаться в пределах его видимости. Это сыграло на руку, когда сопротивленцам нужно было проникнуть в пристанище сектантов. Юнец был слишком настойчивым, стоило ему объяснить, что на кону ваше освобождение. И хоть это и был блеф, как кстати вас держали под охраной именно в том самом регионе, обман не вскрылся, а помощник остался доволен. В целом, Уайтхорс относиться к вам с заботой, хоть и не всегда согласен с тем, что эти чувства в нем не наигранны.

Джоуи Хадсон: Была одной из тех, кто пытался откупиться вами ради свободы. Не понимает, зачем нужно было прибегать к помощи столь ослабленного человека. В целом относиться нейтрально, возможно с некой, чисто женской, завистью. Наблюдая за тем, как нежен с вами помощник, ей хотелось бы, чтобы кто-то относился к ней так же.

Стейси Пратт: Стейси знался с вашим братом, и, честно говоря, вы не редко ловили себя на мысли, что Пратт похож на него. За долгие годы их дружбы, хоть они и имели весомую разницу в возрасте, заместитель шерифа перенял некоторые повадки вашего дорого братца, что не могло не резать ножом по сердцу. Одного взгляда на мужчину хватает, чтобы вернуться в ту злополучную ночь, в тот дом, и окунуться взглядом в безжизненные глаза юноши, лежащего с перерезанным горлом. Как бы вам не хотелось, но этот факт всё больше отдаляет вас друг от друга. Пратт боится нанести вам еще большую травму, а вы не готовы переживать случившее из раза в раз, предпочитая избегать его даже взглядом.

Маршал Кэмерон Бёрк: Вот кого вы поистине раздражает. Собственно, сам он не божий одуванчик, и любое его слово, с самой первой встречи, раздражала настолько, что иногда вам хотелось просто вытолкнуть Кэмерона из вертолета. Первое время его плена у Сидов, Джозеф ошибочно полагал, что вам будет уютнее, если под боком будет кто-то знакомый, и, о Боже, как же он ошибался! В память присматривающих за вами прихожан, наверное, надолго засядет тот вечер, когда отец впервые за долгое время был настолько взбешен. Его драгоценный дар, имя которому [и], обливалась слезами на крыльце дома, заботливо укутанная в теплый плед, тогда как Бёрк чуть ли не срывая горло вопил на вас, что есть мочи: о слабости, о глупости и бесполезности существования таких, как вы. Взаимная неприязнь переросла в ненависть.

Мери Мей Фэйгрейв: Видела вас издалека, в основном помощник никого не подпускает к вам, так как никто, даже из сопротивления, не внушает ему доверия. Нередко видит вас в баре и получает необходимую помощь, но по большому счету вас почти никто не видит, ведь помощник прячет вас от Джозефа. Она одна из немногих, кто знает, что вы прячетесь в бункере у Датча. Посчитала вас слишком слабой для того, чтобы находиться на поле военных действий, но не может сказать, что вы бесполезны, хотя бы потому, что за вами охотиться сам Джозеф Сид, да и для оказания первой помощи вы очень эффективны.

Джером Джеффрис: Он был тем, кто подсказал помощнику о том, что его милую [и] можно спрятать в бункере у Датча, только вот корень был в том, что Сиды, якобы, не знали о его существовании, что ложь, о которой юноша узнает позже, но теперь уже ничего нельзя исправить. К вам отнесся с отцовской теплотой и заботой, по которой вы успели порядком соскучиться, пока находились в округе Хоуп.

Джейкоб Сид: Послушно следовал по вашим следам, по приказу Отца. С трудом, но выведал ваше местонахождение, вдобавок еще и подтвердил слухи о существовании бункера у Рузвельта. К вам относился скептично, а при задержании так вообще не обратил внимание. За тот короткий промежуток времени, что вы познакомились, координально сменил мнение. Возможно, Джейкобы этого не хватало - тепла и нежности, которой вы его одарили. Непривыкшая кидаться на людей, вы постарались разговаривать с Сидами мирно, что возымело эффект. Если бы помощник своевременно не выкрал вас, то Джозеф отправил бы вас к старшему брату, которому мог доверить защиту самого своего дорогого человека. Джейкоб испытывает к вам братскую любовь, чувствует потребность защищать и оберегать, зная, что в замен вы не продешевите его, и отнесетесь с уважением и пониманием.

Джон Сид: Успел вас окрестить, обозвать "сестричкой" и принести много боли. Не можете забыть ту темноту, в которой младший из братьев Сид выводил буквы на вашей коже. А вам оставалось лишь безмолвно рыдать, лишь бы не разозлить излишне вспыльчивого Джона. Мужчина понимает, что брат очень серьезно вами увлекся, и он старается приглядываться к вам со всей строгостью, лишь бы вы не сделали больно Джозефу. С настороженностью принял чувства брата, ведь ясно видит, что вы того боитесь, и о любви тут и речи идти не может.

Фейт Сид: Она вас пугает. С виду меловидная и дружелюбная, вы замечаете за Фейт фразы, которые не свойственны обычным девушкам. Слышите фальш в её голосе, от чего старались ограничить своего общение с ней до минимума. Это было очень сложно, особенно учитывая тот факт, что никто и не спрашивает, хотите вы встретиться с Фейт или нет. Ей нет особого дела до вас, но девушка из раза в раз приходила навестить новую гостью в "Вратах Эдема", ведь знала о повышенном к вам внимании Отца.

Джозеф Сид | Отец: Ему стоило лишь взглянуть в ваши глаза, чтобы понять - вы дар божий. Влюбился резко и бесповоротно, готовый ходить за вами на цыпочках, Джозеф всеми силами пытался вызвать у вас лишь положительные эмоции о его пастве. И хоть к эдемщикам вы относились с настороженностью, сам Сид словно очаровал вас, дотронулся до тех уголков вашей души, которые никто прежде не замечал. В какой-то момент вы поняли, что не возможно игнорировать его теплый взгляд, направленный прямиком в ваше сердце, согревая его и излечивая. Почти боготворит вас, первый день даже не нашел в себе силы уснуть, пришел к вам, и тихо наблюдал за вашим сном, охраняя.
- [и], ты само воплощение света, - осторожно подхватывая ваши ручки своими, шепчет мужчина, прикрывая глаза, - Я не могу отвести от тебя взгляда.
Краснеете пуще прежнего, впервые слыша комплимент в свою сторону, еще и от симпатичного мужчины. Пожалуй, если бы на третий день вашего пребывания в плену у Сидов, помощник бы вас не вызволил, то Отец окончательно очаровал бы вас.
Ваше похищение послужило выходу его гнева, праведного, как уверял его Джон, ведь это паства недосмотрела, и они должны понести наказание. Сид был безутешен, почти каждую минуту вспоминая о тех робких взглядах, когда вы смущенно отводили взгляд в сторону, о неуверенном голосе, когда вы сидели с мужчиной за столом и разговаривали по душам, о том, насколько мягка кожа ваших щек, в чем он убедился, ловя пальчиками скатывающиеся по ним слезы. Ему нравилось всё, и в тоже время он трезво рассуждал о том, происходит вокруг. И всё же, в конце истории Джозеф был вынужден тащить помощника в бункер Датча, уже не надеясь на то, что вы встретитесь вновь.
- [и], - одними губами шепчет он, опуская на металлический пол тело юноши.
- Помощник! - бросаетесь к парню, осматривая его бессознательное тело.
Отец злиться, ревность охватывает его, и он готов кинуться к вам, как возникает перепалка с Рузвельтом, оканчивающая смертью старика. Вам страшно, и вы стрясетесь под взглядом Сида. Отец безмолвно приковывает помощника к металлическим прутьям кровати, а сам связывает свою левую руку с вашей правой, делая вас практически беспомощной.
- Джозеф, - с мольбой смотрите на темноволосого мужчину, - прошу, это лишнее.
Сид в один рывок загоняет вас в свои объятья.
- Ты предпочитаешь его? А знаешь ли ты, что он сделал? Какую боль причинил мне и моим людям? - его тон уверенный, и даже томный, из-за чего по коже бегут мурашки, - Он не достоин такой, как ты [и]. Нет, не достоин.
Его влажные горячие губы настойчиво мнут ваши, неторопливо спускаясь к шее, кусая и сминая кожу на ней. Джозеф на секунду отстраняется, лишь для того, чтобы затуманенным взглядом посмотреть на ваше лицо, и убедиться, что в этот раз это не сон и не галлюцинация. И когда он убеждается в реальности происходящего, на его губах возникает самая искренняя и любящая улыбка, от которой вы рвано вдыхаете воздух ртом.
- Прошу, не надо. Помощник!
- Он не проснется, милая [и]. Он не спасет тебя... Лишь я могу это сделать.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-305.html

Категории: Far Cry 5
Тест: M Y L O V E [Far Cry 5... Белый снег холодный сон 01:48:03
­Тест: M Y L O V E [Far Cry 5]
.


­­­­

Jacob Seed

­­

music: hammock - we will rise again (reinterpretation)


В округе Хоуп было очень неспокойно, люди неприветливые и осторожные, смотрят с прищуром, готовые чуть что обороняться. Вы уже тысячу раз успели проклясть затею поехать сюда со своими друзьями блоггерами. От ютуб-тусовки вы были далеки, больше посвящая время собственным устройством в этом мире. Пока Ханна, Сара и, конечно же, Алекс паясничали на камеру, вам оставалось лишь удрученно пялиться в окно машины, в ожидании, когда же приедете на проповедь Отца "Врат Эдема". Честно говоря, идея была паршивая, и от одной мысли о том, что может произойти, по спине шли мурашки. Хотелось выйти из машины на ходу, и лишь голос разума вопил не делать этого.
- "Ох, мы тут всего на день, если что, могу уехать в город и ждать их в гостинице", - успокаиваете себя вы, но чем дальше от цивилизации, тем сильнее волнение скапливалось в желудке, принося неприятный спазм.
- Эй, все будет в порядке, с нами никогда ничего не происходит, - подбадривает девушку Алекс, разворачиваясь на сидении автомобиля и робко касаясь её кисти пальцами, - Мы ведь где только не были!
Натягиваете улыбку, не в силах описать своих переживаний. Впервые за долгое время захотелось домой, не к родителям, а к любимой собаке, подальше отсюда, в родные стены, которые защитят. Не успели вы откинуться на сидение, как машина остановилась, а Ханна проинформировала о приезде на место. Вокруг было много машин, а люди, выходящие из них, казались более приветливыми, но потерянными. Они приезжали сюда за надеждой и верой во что-то лучшее, и на секунду вам кажется, что может и вы могли бы найти тут столь нужное успокоение. Подальше от злых родителей, от насилия и боли, что ожидали вас каждый раз, стоило вернуться в родной город. Прихожане приветливо улыбались знакомым лицам, и общались друг с другом так тепло, словно они одна большая и дружная семья.
- [и]? Идем, не отставай, - теплая рука Алекса опускается на ваше плечо, взглядом впиваетесь в спину Макса, юноши, из-за которого ваши друзья привезли вас сюда.
Он сам боялся, трясся, как осиновый лист на ветру, и вел за собой в бездну ни в чем неповинных, лишь бы те сделали его счастливым. На секунду от всех этих негативных эмоций вам становиться не хорошо, и голова начинает немного кружиться. Ханна заботливо позволяет вам опереться на её плечо. Взглядом гуляя по шатру, отмечаете про себя действительно уютную атмосферу, созданную не только прихожанами, но и Вестниками проекта. Чуть поежившись, ловите на себе чужой взгляд - незнакомый мужчина, один из "главных", опасливо оглядывал вашу компанию, и задержался на вас, когда ваши взгляды столкнулись. Ребята о чем-то оживленно перешептывались, привлекая внимание Вестников, это немного раздражало, потому, что выглядело очень невоспитанно. Даже если это секта, вы считали это не правильным - говорить параллельно с их Отцом, мешая рядом сидящим людям слушать проповедь, собственно, до которой особого интереса у вас не было. Хотя рациональное зерно всё же проглядывалось в словах Джозефа Сида. Ваши родители не были набожными людьми, но так или иначе, навьюченные многими стереотипами, взятыми из телевизора и интернета, с самого вашего появления в их доме были очень требовательными, настолько, что о воспоминания о пережитом до сих пор вызывали табун мурашек на коже. Одни только картины прошлого заставляли животный страх вернуться, возвращая вас в свою комнату, когда в неё грозно ломился отец, дабы преподать вам урок. Углубившись в свои мысли слишком сильно, вы очнулись только когда Ханна и Сара потащили вас к выходу. На душе стало совсем паршиво и теперь уже точно можно было сказать, что эта поездка испорчена для вас.
Вы спокойно ждали в машине, пока ребята сновали по лесам Монтаны, выслеживая сектантов. Когда уже совсем не было сил оставаться в тесном, удушающем салоне автомобиля, на вас вдруг напала дремота, и вы уже почти отключились, как вдруг дверь с вашей стороны распахивается, а перед глазами предстает рыжеволосый, высокий мужчина, чьи ярко-голубые глаза внимательно осмотрели салон, затем вас, и, взвесив все за и против, подхватил вас на руки. Погрузив вас в свою машину, он уселся на водительское сидение.
- Значит газ подействовал? - знакомый голос второго Вестника режет слух.
- Да, сейчас она едва в сознании, но газа не хватило, чтобы она отключилась, к приезду должна и вовсе очнуться, - констатирует мужчина, заглядывая в зеркало заднего вида, прямиком на вас. Он смотрит, как скатывается по девичьему лицу слеза и губы едва шевелятся, образуя простую фразу, значение которой он к сожалению не знал.

Ханна: Будучи связанной, не сразу заметила ваше отсутствие. Из всей компании, она меньше всего была знакома с вами, и иногда даже забывала, что в поездке вместе с ними есть вы. Как и остальные, не знает всей подноготной вашей жизни, лишь то, что вы недавно выпустились из архитектурного и всеми силами ищете работу и жилье, лишь бы не возвращаться в родной город. Ханна считала это ребячеством, думала, что вы не хотите домой, будучи не особо благодарной собственным родителям, если бы она только знала, что если бы вы задержались дома еще хоть на чуть-чуть, то возможно никогда бы не смогли поступить в желаемый университет.
- Эй, а где [и]? - мотая головой из стороны в сторону замечает Ханна, и тогда в чувство приходит и Алекс, - Черт, ни Сары, ни [и]! Эти е.нутые сектанты!
В целом имеет хорошее мнение о вас, и даже рада, что Алекс заинтересовал такой тип девушек, ведь еще со школы он кидался на каких-то дурочек и жестких оторв. Вы же казались ей образованной и умной девушкой, единственное, что её напрягало - это ваша постоянна грусть. Даже когда вы искренне смеялись, когда диалог кончался, ваше дружелюбное лицо меняло свою суть, ведь в только что радостном взгляде появлялась всепоглощающая печаль. Много раз резко высказывалась ребятам по поводу этого, а потом поняла, что по сути не имеет права так делать, ведь даже не знает причину такому вашему поведению.

Алекс: Этот юноша влюблен, окончательно и бесповоротно. Он заприметил вас на выпускном своего друга, тот заканчивал медицинский, а вы архитектурный. Оказался полностью и бесповоротно очарован, однако, не мог вмешиваться в ваши отношения, так как в тот момент вы с его другом состояли в отношениях. Правда после выпуска ваша пара практически в считанные дни распалась. Друг парня нашел себе девушку помоложе и веселее, с которой рядом не было той гнетущей атмосферы. А вот сам Алекс словно ничего не замечал. Он считал, что никого лучше нет во всем мире и что именно он сможет сделать вас счастливой раз и навсегда, только вот признания так до сих пор и не было, да и что уж там, вы вообще перестали помнить о том, что существует такое чувство, как любовь.
- Черт, а вдруг они их сейчас пытают? Или накачивают этой дрянью?! - вопит юноша, пытаясь развязать руки, - Я не позволю им и пальцем прикоснуться к [и].
Нужно поблагодарить его за то, что он так слепо и преданно любит вас. Даже когда его сознание полностью будет принадлежать "Вратам Эдема", и он станет последователем Джозефа Сида, юноша будет часто засматриваться на вас, в тайне мечтая, что когда-нибудь вы откроете для него свое сердце и он сможет любить вас со всей страстью и нежностью, на которую только способен. Но пока ему остается лишь наблюдать издалека, не имея возможности подойти. Единственное, что греет его сердце - это ваша улыбка, искренняя и нежная, хоть и адресованная другому мужчине.

Сара: Вы сидели с ней за одним столом, слушали проповедь Джозефа, смотрели на улыбающуюся Фейт. Сара находила в словах мужчины что-то родное и знакомое, прямо как вы. Всё это было как накатанный ком. Девушка не знала, было ли ваше прошлое схоже с её, были ли вы когда-нибудь в сиротском приюте, но она точно видела, что вы прошли через не меньшую боль, чем она сама. Очень жалеет вас, ведь в отличии от неё, вы не можете отпустить и забыть своих демонов и они съедают вас день ото дня.

Джозеф Сид: Под его размеренную речь, он и не замечал, как делал вам всё больнее и больнее, как вас охватывала паника, граничащая с самым настоящим припадком. Отец резко оборвал свою речь, когда вы ни с того ни с сего вскочили с места, и, закрывая лицо руками, попятились назад, сбивая стул и отходя практически в самый дальний угол комнаты, если бы не остановивший вас Джейкоб. Вы забормотали, чем привели в замешательство Сидов. Раны вашей души были слишком глубоки, и Джозеф достаточно глубоко дерябнул, чтобы они вновь закровоточили. Он понимает, что вам, как никому другому тут, нужна помощь, и уверен, что проект вам поможет. Сид отдал вас своему старшему брату на присмотр, осознавая, что чувство защищенности вам необходимо. Естественно его, в полной мере, мог позволить только Джейкоб, тот не стал перечить брату и лишь смиренно согласился. Для Джозефа вы такое же дитя, как и вс его прихожане - нуждающееся в спасении. И он даст его.

Джейкоб Сид: Было в вашем взгляде что-то для него родное, словно бы мужчина смотрел на своего брата Джона, когда тот был еще совсем маленький. Атмосфера в округе Джейкоба непривычная, чувствуете себя неловко, словно бы солдату отдали приказ делать операцию, но он ведь даже не врач! Вы смотрите на Сида - старшего виновато, и хоть припадок, казалось бы, прошел, тело еще пробивала сильная дрожь. А стоило Джейкобу закинуть руку за затылок, как вы машинально осели на пол, вновь закрывшись руками, на глаза вновь навернулись слезы. Мужчина осторожно присел рядом на корточки, протягивая к вам свою израненную руку.
- Прошу, не делайте мне больно, пожалуйста, - наконец-то разбирает он вашу речь, и понимает, что вас всё это время пугало.
Вы, прямо как и Джон, боялись боли, которую вам приносили собственные родители. Вы были одной крови, хоть по ним и не скажешь, но это не мешало им ненавидеть вас за каждый промах, наказывать так, что даже к этому времени, когда вы уже пять лет не были дома, когда вы уже повзрослели, ни одна из ран не пропала с вашей кожи, оставаясь напоминанием на ней. И Джейкоб узрел всю вашу суть, когда нагло наблюдал за тем, как вы переодеваетесь в чистую, не испачканную блажью одежду. Его грубая ладонь прошлась по особо явному, и самому глубокому из всех шрамов, проводя пальцами от лопатки, до вашей поясницы. Взгляд голубых глаз с заинтересованности сменился сожалением.
- Почему... Почему люди порой так жестоки, - дрожащим от слез голосом проговариваете вы, не спеша накидывать футболку, лишь прижимая её к груди, - И.. неужели я тоже буду такой?
Рыжеволосый не видит вашего лица, но готов поспорить, что точно знает - вы сейчас стараетесь заглушить самые горькие рыдания. Он не находит ничего лучше, как развернуть вас к себе лицом и улыбнуться, так тепло, что вы сами не замечаете, как успокаиваетесь.
- Тебе не нужно бояться, ведь ты не такая, - он осторожно продевает вашу голову через воротник футболки, ощущая до селе неизвестный ему прилив нежности, - Здесь тебе ничего не грозит, [и].
В пару коротеньких шагов впиваетесь в Сида пальчиками, обвивая его крепкую фигуру руками, и пряча заплаканное лицо в его одежде. Вы не знали, дурачит вас мужчина или нет, но ему хотелось верить, и вы верили. Ощутив могучие руки Джейкоба на своей спине и затылке, впервые за все пребывания в Монтане искренне улыбаетесь, ощущая себя на своем месте, в безопасности.
- Ты дома, [и], - шепчет он, боясь спугнуть столь трепетный момент.
- Да.

Джон Сид: Он рад, что его брат счастлив, большего Сиду не нужно. Он хотел бы провести над тобой обряд очищения, но Джейкоб все отказывает младшему брату, пряча тебя от его загребущих лапок. Сид видит в вас себя самого, что позволило вам спокойно общаться друг с другом и найти много общего. Оба закончили университеты, по достаточно строгим дисциплинам, оба пытались найти свое место в жизни, и оба нашли. Вы для него - маленькая ранимая сестричка, о которой нужно заботиться. Души в вас ничает, нередко оказывается тем, кто вьется вокруг, когда вы заболеваете.
- Всё лучшее, для моей сестрички [и]! - под строгим взглядом Джейкоба суетиться мужчина, - Через пару дней будешь, как новенькая!

Фейт Сид: Она отнеслась к вам скептично. Поначалу девушка подозревала, что вы пытаетесь втереться в доверие к Джейкобу и через него попытаетесь сбежать, а может и позаритесь на что-то большее, в конечном итоге всё оказалось намного прозаичнее.
- Сломанный солдат нашел себе.. Такого же сломанного человека, - бубнит себе под нос Фейт, наблюдая за тем, как вы внимательно слушаете страшего-Сида, внимая каждому его слову.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-305.html

Категории: Far Cry 5
четверг, 9 августа 2018 г.
Тест: Это неприлично! |Kuroko no Basuke| Midorima Как было мило с его... Белый снег холодный сон 01:32:32
­Тест: Это неприлично! |Kuroko no Basuke|
Midorima


­­


Как было мило с его стороны пригласить тебя прогуляться в этот теплый денек! Верно?


Ты снова ловишь на себе его взгляд, направленный на твои ноги. Хотелось бы тебе, чтобы сейчас в нем читалось восхищение, желание...
Но нет. Как обычно, этот взгляд выражает лишь недовольство, прикрывающее смущение. Ты уже готовишься услышать очередной упрек с его строны. И, в общем, он не заставил себя ждать:

- Не слишком ли она коротка?

Он всегда находил к чему придраться: то вырез слишком глубокий, то джинсы слишком облегающие, то еще черт знает что. На этот раз под удар попала юбка, которая вовсе и не была мини, но для него, кажется, любая юбка выше колена - это что-то вопиющее.
Глубоко вздохнув, ты ответила ему:

- Мы ведь это уже сотню раз обсуждали...

- И не смотря на это, ты продолжаешь одеваться как...

Он осекся, а ты вопросительно вскинула бровь, ожидая продолжение.

- Как...?

- Как легкомысленная дура.

Ты уже и не знала, смеяться тебе или плакать. В последнее время его претензии были просто глупыми и смешными. Однако предъявлял он их на полном серьезе.

- Ты хочешь, чтобы другие мужчины пялились на тебя? - продолжил он.

И тут до тебя кое-что дошло:

- Ты... ревнуешь что-ли?

Он растерялся от этого вопроса и даже, кажется, немного покраснел.

- Нет.

- Не ври.

Твои губы растянулись в блаженной улыбке. Кажется, сегодня ты поняла, что тебе жутко нравится его смущать. А еще ты была рада, что наконец-то нашла корень всех его упреков - банальую ревность.

- Я не...

- Знаешь... Раз уж дело в этом...

- Не в этом!

- Шш... - ты приложила пальчик к его губам, не без удовольствия замечая, что он смутился еще сильнее. "Теперь уж точно заткнется". - Раз уж дело в этом, я могла бы одевать такие вещи только для тебя. Дома.


Он ничего не смог тогда ответить, но все же, твое предложение ему очень понравилось.



Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-283.html

Категории: Kuroko no...
среда, 8 августа 2018 г.
Тест: Похищение [Far Cry 5] john seed; music: paradise - it's okey... Белый снег холодный сон 02:39:36
­Тест: Похищение [Far Cry 5]
john seed;


­­
music: paradise - it's okey


Джон отчетливо помнит тот животный страх, когда даже усталость не ощущается так, как бьющая в виски мысль: "Убью". Он видит чужие спины, палит по ним, в надежде умертвить. Мужчина точно знал, что именно эти люди похитили его [и], маленького и беззащитного котеночка. Хотят спасти её, словно герои, если бы они только понять, насколько ошибаются в своих суждениях.
- Нет! - девичий визг эхом проноситься по лесу, а Джон переводит взгляд на Отца.
Сид-старший тут же показывается из-за плеча Джозефа. На его изуродованном шрамами лице уверенность, которую Сид-младший перенимает, хоть и не может унять дрожь в руках. Крик [и] все еще стоит в ушах, рождая оглушающий его звон. Несколько сектантов вьется рядом, они стреляюсь почти не целясь, за что хочется наорать, что есть сил.
- Вот же ж! - слышится где-то поблизости, а затем грубый голос Джейкоба подзывает к себе братьев со свитой.
Джон видит на руках рыжеволосого свою возлюбленную, и приближается к ним буквально в пару шагов. Не помня себя от радости, он подхватывает бессознательное тело девушки на руки. [и] дышит ровно, но на её лице, помимо слез, он замечает кровь. Разбитая щека и глаз кровоточат, не сильно, но Джону хватает этого, чтобы сойти с ума. Ему казалось, что он никогда не поймет, насколько это больно - бояться потерять близкого человека, ведь рассказы Джозефа его никак не трогали. А сейчас он сжимает в крепких руках хрупкое тело [и], и не может представить, что было бы, успей повстанцы увезти её, или того хуже - убить.
- Джон, - она открывает глаза, и темноволосый беззвучно ахает, когда видит красные от крови белки её глаз.
- Солнце, - она видит, как дрожат его губы, а голубые глаза наполняются слезами, - Всё в порядке, я рядом с тобой.
- Ты меня спас, - тонкие пальчики пробегаются по груди, и останавливаются на плече Крестителя, - спасибо.
Уже возвращаясь в долину Холланд, Джон тысячу раз проклял самого себя за то, что разрешил [и] поехать к Фейт. Сид украдкой смотрит на то, как она заснула, опираясь щекой о ремень безопасности, и позволяет себе негромко рассмеяться в голос. Вся эта ситуация заставляет мужчину пересмотреть свое халатное отношение к безопасности возлюбленной, и меж тем, привязаться к ней еще сильнее. Так или иначе, она всё тот же милый котенок, которого ему хочется оберегать и любить.


Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-280.html

Категории: Far Cry 5
Тест: Похищение [Far Cry 5] jacob seed; music: paradise - it's okey В... Белый снег холодный сон 02:33:41
­Тест: Похищение [Far Cry 5]
jacob seed;


­­
music: paradise - it's okey


В какой-то момент Джону, наблюдающему за старшим братом, приходит в голову, что тот ведет себя словно зверь. Он шел по призрачному шлейфу запаха [и], в действительности принюхиваясь. Кружащие рядом прихвостни Джейкоба не смеют прерывать хозяина, тогда как мужчина, движимый яростью, торопит их за собой, осторожно передвигаясь по еще свежим следам, оставленным повстанцами. Сид выглядит невозмутимым, но его братья готовы голову дать на отсечение, что сейчас он намного опаснее, нежели обычно, и спокойствие это скорее предзнаменования чего-то нехорошего. Когда по лесу волнами проходят вскрики [и], все эдемщики мигом бегут туда, что есть сил. Один из псов Джейкоба верещит о том, что видел машину на дороге, и Сид понимает, что если сейчас он не ускориться, то его возлюбленную увезут в неизвестно для него направлении.
- Шевелитесь! - зло скаля зубы командует он, скидывая ружье с плеч себе в руки.
На поляне, к которой вышел их небольшой отряд действительно была кучка повстанцев, среди которых было несколько знакомых лиц, жителей Монтаны. И напуганное, покрасневшее от ударов лицо [и], которую тщетно пытались запихнуть в машину. Они прознали, что слабость Джейкоба - это маленький хрупкий ягненок по имени [и], желание выкрасть её было понятно, но сродни самоубийству. Сид-старший прицеливается, и попадает без осечек. Пока остальные капались с повстанцами, мужчина торопливо приблизился к своей любви, практически подхватывая её на руки.
- Ты за мной пришел, - едва звучно произносит она, плача навзрыд, - Это действительно ты, Джейкоб.
- Да, [и], я здесь, - трепетно касаясь губами волос возлюбленной, шепчет голубоглазый, - Тебе больше ничто не угрожает, никогда.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-280.html

Категории: Far Cry 5
Тест: Похищение [Far Cry 5] joseph seed; music: paradise - it's okey... Белый снег холодный сон 02:33:00
­Тест: Похищение [Far Cry 5]
joseph seed;


­­
music: paradise - it's okey


Джозеф испытал много грехов, но был уверен, что отныне ни один из них не будет ему опасен, но он ошибся. Ему навсегда запомниться та погоня по лесам Монтаны, когда он рассекал по горам так, словно от этого зависела его жизнь. Будь это кто-то другой, то вряд ли Отец удостоил бы этого человека чести, но [и] - дело другое. Она занимала слишком много места в сердце и мыслях Сида, полностью очаровывая его. Прознав об этом, местные жители решили пошантажировать предводителя "Врат Эдема", что оказалось для них фатальной ошибкой. Пока Джон и Джейкоб командовали операцией, шатен пытался найти в себе силы отбросить страх и гнев, ослепляющие его на этом пути. Однако, его руки по прежнему трясутся, а зубы стиснуты настолько, что начинает болеть голова.
- Нашел! - восклицает Джейкоб, привлекая внимание, - Это их следы, теперь точно найдем!
Мысленно молясь о том, чтобы повстанцы не успели дойти до своего транспорта, Отец бегает взглядом по каждому просвету меж деревьев, в надежде, что там появиться [и]. Подъем, спуск, снова подъем. Сид начинает думать, что это какое-то безумие, наказание для него, за то, что он позволял себе любовно касаться и желать такую робкую птичку, как [и]. Сознание вернулось, когда лес оглушила автоматная очередь, сквозь которую Отец услышал девичий вскрик. Пока братья занимались вторгшимися, шатен быстрым шагом приблизился к возлюбленной, откладывая пистолет за спину. Она едва могла разглядеть что-то за пеленой слез, но нежное касание к её лицу тут же напомнило ей о Джозефе.
- Отец, - пытаясь не завыть в голос, шепчет [и], и бросается на шею мужчины, - Еще бы чуть-чуть.
Мужчине приходится взят её на руки, увидев серьезную рану на ноге возлюбленной. Бледное лицо мгновенно краснеет, насколько может, а губы сводит дрожь.
Джозеф приникает лбом к её, чувствуя, как приходит успокоение и необъятная нежность.
- Едем домой дитя, тебе нужен отдых.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-280.html

Категории: Far Cry 5
воскресенье, 5 августа 2018 г.
Тест: Прохлада [Far Cry 5] joseph... Белый снег холодный сон 11:50:35
­Тест: Прохлада [Far Cry 5]
joseph seed;


­­­­


­­
music: hammock - keep your rifle by your side (reinterpretation)


Иногда Джозефу казалось, что вы были тут всегда, пускай незримо, но мужчина словно только и ждал, когда во "Вратах Эдема" появится кто-то вроде вас. А затем к нему на службу привезли двух молодых людей, немного за двадцать, оба похожи друг на друга как две капли воды. Юноша, искрящийся радостью от нахождения здесь, на проповеди Отца, и девушка с легкой улыбкой на устах сдерживающая брата, готового ураганом пронестись по часовне, в порыве ликования. Подобная нимфе, в глазах отца вы были кем-то внеземным, и все их сирены меркли на фоне вас, хотя на фоне чего? Обычная девушка, не высокая и не низкая, не полная и не стройная. Казалось бы, самая обычная.
Вы достаточно быстро обосновались тут, в округе Хоуп. Гонимые всем миром, вдруг, в этой сомнительной общине вы обрели желанный дом и семью. Было не удивительно, когда ваш взбалмошный брат, несмотря на примерное выполнение своей работы, успевал ухлестывать за местными прихожанками, почти все они смущенно кудахтали, но так или иначе продолжали мечтать о ком-то из Сидом, храня под семью замками непристойные мысли, что каждую ночь вырывались наружу. так или иначе, совсем скоро в вашем с братом доме всё же объявилась новенькая, в коей юноша души не чаял. И хоть радость за брата ослепила вас, совсем скоро стали слишком заметны язвительные комментарии девушки в вашу сторону. То не так и это не эдак, та словно старалась поддеть вас, показать чего она стоит, но в итоге остальные лишь наблюдали, как вы - работаете, тогда как ваша, уже почти сестра, лишь вилась вокруг, создавая видимость деятельности. А брат слишком любит, чтобы обратить внимание, да и вы не имели сомнений, что девушка его любит, но ей явно не по душе ваша компания.
- [и], что ты тут делаешь? - радостно воскликнул Джозеф, в несколько размашистых шагов оказываясь рядом, - Служба еще только через три часа.
Он рад вас видеть, да только от внимательного взора отца не скрылась какая-то непонятная тяжесть.
- Простите, что прервала вас, Отец, - склоняете голову в поклоне, - Я не думала, что вы тут. Простите, что помешала.
Шатен перехватывает вас за локоть, когда вы предприняли попытку сбежать. Натянув улыбку на лицо, хлопаете мужчину по руке и предпринимаете попытку уйти. Тогда Сид обгоняет вас и закрывает двери храма практически перед вашим носом.
- Как на счет приватной исповеди? Уныние тоже грех, [и].

Вы казались ему такой хрупкой, такой ранимой и притягательно женственной, даже когда на вас были безразмерные брюки, в которых приходилось работать в полях. Но больше всего Джозефу нравилось видеть вас в платьях, которые вам очень шли, и которые вы так любили. Прогуливаясь с Отцом вдоль берега острова, вы молчали. Сид позволял себе откровенно рассматривать вас, в то время, как вы следили за мерцающими в далеке огнями долины Холланд и гор Уайттейл. Заглядываете на мужчину из-за плеча, сдержанно улыбаясь. Его губы так же трогает улыбка, тепло взгляда Джозефа чувствуется даже через стекло его очков.
- Вам не холодно? - Сильнее кутаясь в кардиган крупной вязки, спрашиваете вы, рассматривая татуировки на теле Сида, кажется, в сотый раз.
Опускаете взгляд, прикладывая ладонь к груди, невольно вспоминаете, как всё же испугались процедуры Крестителя, и, пожалуй, единственная на острове, на чьей коже пока что не было вырезано греха. Каков же он? Жадность? Возможно, ведь не просто так вы хватаете каждое слово и каждый взгляд дорогого Отца. Не можете заставить себя отвести взгляд от мужчины каждый раз, когда находитесь на службе. И как бы вам хотелось уже знать, что никто не может испытывать к нему столь схожие чувства.
Когда лица касаются шершавые пальцы Джозефа, чуть отступаете назад.
- Вы так добры ко всем, Отец, - зажмуриваетесь, стараясь не заплакать, - Как же и мне... найти в себе силы идти дальше.
Мужчина впервые видит вас в столь удрученном состоянии, и ему приятно осознавать, что такую вашу сторону может сейчас видеть лишь он один. Сид осторожно берет ваше личико в свои руки, приникает губами к вашему лбу, даря прикосновение полное нежности. Сердце затрепетало пуще прежнего.
- Если у тебя не получается преодолеть трудности одной, то позволь кому-то помочь тебе, - мудро изрекает голубоглазый, прислоняясь лбом к вашему, - Не всегда нужно бороться в одиночку, [и].
- Спасибо, - шепчете вы, прикрывая глаза.
Воспользовавшись таким романтичным моментом, Отец неторопливо прикасается к вашим губам своими, имея страх спугнуть вас. Шок не дает пошевелиться, вы боитесь даже открыть глаза. Приняв это за заветное "да", Сид прикусывает нежную девичью губу, целуя более настойчиво и напористо. Тогда её хрупкие ладошки оказываются у него на лопатках, и Джозеф осознает, что его ожидание стоило того. Ваше сердце, наконец-то, увидело в нем мужчину.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108
­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-247.html

Категории: Far Cry 5
Тест: Прохлада [Far Cry 5] jacob... Белый снег холодный сон 11:45:13
­Тест: Прохлада [Far Cry 5]
jacob seed;


­­­­


­­
music: hammock - the world is gonna end tonight (reinterpretation)


Горы Уайттейл всегда были хорошим местом для охоты, ваш отец не понаслышке это знал. В памяти еще свежи воспоминания о том, как вы в ночь ходили с родителем выжидать зверя, и как днем выискивали его след. С тех пор минуло много времени, сестра увезла вашего отца в город, а вы остались тут, каждую ночь рискуя, добывая себе пропитание. С появлением сектантов в округе стало неспокойно, но это было мелочью по сравнению с тем, что творилось между вами и вашей семьей. Беспомощные родители отправились со старшей сестрой, удачно вышедшей замуж, а вы, так уж сказать, неудел, от которого удачно избавились. Ваша личность почти растоптана, а иногда кажется, что вы становитесь диким животным. За время пребывания в глуши, вы научились делать предметы первой необходимости, и изготавливать пищу к примеру как масло, сыр и хлеб сами. Однако, легче от этого не становилось, а стало совсем туго, когда машина с продовольствиями больше не приезжала в ваш район, стараясь миновать его. Начались проблемы с водой.
Джейкоб отчетливо слышит хруст ветки, и чей-то сбивчивый бег. Он припадает спиной к стволу дерева, ожидая увидеть какого-нибудь глупца, сбежавшего от Джона и набредшего на эти горы. Раздавшийся совсем рядом щелчок заставил его изумленно поднять брови и оглянуться. Он видит ботинок, выглядывающий из-за листвы кустарников, но не смеет вам мешать, ожидая, что же предпримет незнакомец.
- "Охотиться значит. Местный?" - терзается мыслями мужчина, - "Как Джон мог пропустить кого-то?"
Размеренный топот копыт объявил о приближении косули. Животное резво передвигалось по земле, выискивая в близлежащих кустах чем поживится. Истощенная донельзя вы едва могли держать ружье в руках, он вам была необходима туша этого зверя. Казалось, вы уже готовы испить её крови, лишь бы выпить хоть что-нибудь. Чтобы жажда ушла, и живот перестал так неистово гореть. Зверь тут же реагирует на хриплый вдох, и вот-вот готовое унестись, разворачивается. Сид-старший ядовито усмехается, понимая, что перед ним очередной дилетант, однако, когда девичья фигура вдруг выпрямилась над листвой и почти без прицеливания выстрелив, попадает в животное, сражая того на повал, мужчине не до шуток. Вы уверенно подбираетесь к зверю. Тело убитой сводит судорогой, но уже никакой жизни нет в её больших глазах. На секунду замираете, чувствуя, как еще большая волна слабости накатывает на организм. Пытаетесь устоять, но стоило сделать шаг, как сознание ускользает, а тело обессилено падает на землю. Вы едва ли помните, как открывали глаза, видя перед собой размытый мужской образ, так непохожий ни на кого из ваших знакомых.

Голова до ужаса тяжелая, гудит и кружится, из-за чего пробуждения нельзя назвать удачным. Поворачиваете голову на подушке, замечаете сначала капельницу на своей руке, а затем бутылку воды, так кстати оставленную кем-то. Жадно припадаете к ней, игнорируя боль в голове. Холодная жидкость отрезвляет и впервые за долгое время дарит то нужное чувство насыщения и легкости. Осматриваете комнату, и обнаруживаете себя в неизвестном месте, несколько шумным за окном, но в принципе уютным. Тут было как в казарме, что было достаточно привычным. Ваш отец был военным, и дома все жили по такому же уставу, увлеченная всем этим ранее, вы оканчивали школу с военным уклоном, ну а затем военное училище, из которого после пришлось уйти, по собственной воле.
- Доброе утро, - юноша в полицейской форме пробирается в помещение столь бесшумно, что вы подпрыгиваете от его голоса.
Смотрите на него совершенно беззлобно, но не замечаете схожих со своим спасителем черт.
- А можно узнать где я нахожусь? - натягивая на лицо улыбку, молвите вы.
- Горы Уайттейл, территория "Врат Эдема", - из-за массивной двери выходит высокий, рыжеволосый мужчина, - Я Джейкоб Сид, главный в этом районе.
Молчите, смотря на военного самым невинным взглядом. Взгляд голубых глаз цепляется за выпитую вами бутылку.
- И как давно ты сбежала из долины Холланд? - скрещивая руки на груди, Джейкоб прогоняет из комнаты своего помощника, - Или может ты от Веры?
- Простите? Я немного не понимаю вопроса, - осторожно начинаете вы, нервно потирая пальчики, - Я живу тут, в горах.
- И неплохо охотишься, как я посмотрю, - с улыбкой восклицает рыжеволосый, не скрывая восторга, - Местная значит. Как твое имя?

Джейкоб, как заведенный, просыпается прямо с рассветом. Его голубые глаза изучающе рассматривают ваше мирное, сонное лицо. В палатке было достаточно холодно, однако, Сид не мог наплевать на привычную ему утреннюю прохладу, смотря как вы ежитесь под не особо толстым одеялом. Нос покраснел от мороза, а губы слегка посинели. Мужчина на пару секунд выглянул на улицу, чтобы удостовериться в том, что пойманная вчера вами двумя дичь лежит накрытая мешком и нетронутая пумами и волками. Рыжеволосый вновь возвращается в палатку, укладываясь спать рядом. Только вот сон совсем не берет его, напротив, осознавая насколько близко сейчас [и], его мысли ничто больше не могло занимать, кроме как вы.
Заботливо укрывая вас одеялом, старший Сид вот-вот готов пойти на прогулку, как ваша маленькая, но цепкая ручка мертвой хваткой впивается в его мощную руку. На лице расцветает улыбка.
- Уже рассвет? - ваш заспанный голос заставляет Джейкоба улыбнуться, - Сегодня очень холодное утро, да?
Мужчина задерживает на вас свой взгляд, проклиная всех на свете за то, что вы существуете и заставляете его, почти пятидесятилетнего мужика чувствовать себя так беспомощно. Горячая ладонь ложиться по верху вашей и отстраняет. Ему уже не кажется, что идея взять вас с собой на охоту снова, настолько замечательная. Это был контрольный выстрел в его сердце, и вы снова попали с завидной точностью.
- Хочешь я тебя согрею? - нависая сверху шепчет Сид, запуская пальцы в шелковистые девичьи локоны.

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108
­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-247.html

Категории: Far Cry 5
Тест: Прохлада [Far Cry 5] john... Белый снег холодный сон 11:39:39
­Тест: Прохлада [Far Cry 5]
john seed;


­­­­


­­
music: hammock - oh john (reinterpretation)



Мама отчаянно нуждалась в вере, больше невидящая ничего вокруг.
Так вы и оказались тут - в Монтане. Край небывалых красот, острых гор и поющих рек, пышущих полей и греющего солнца, всё здесь было не таким, как в душном мегаполисе, из которого она бежала. А вы пошли следом, не в силах отпустить её. Сложно было адаптироваться на новом месте, особенно, когда тяжело больная матушка грузом упала на ваши плечи и ничего не оставалось, кроме как работать усерднее, общаться с другими ближе, и в конечном итоге приветливые прихожане отправили вас к Джону, у которого была возможность и связи, дабы снабжать вашу маму хотя бы лекарствами.
Младший Сид внушал страх, в прочем, как и его братья. Вы точно знали, что именно этот миловидный мужчина вырезал на теле вашей матушки то слово: "Уныние", и от того нахождение рядом с ним казалось наказанием. Он был непредсказуем, и точно помнил, что в отличии от своей мамы не проходили обряд крещения. Ваша кожа была не тронута, без единого следа шрама, не то, что его. Он словно специально распахивал свою рубашку так, чтобы все видели вырезанные на груди буквы. Однако, в отличии от других молодых прихожанок, вы смотрели Крестителю неиначе как только в глаза, лишь бы убедиться, что шатен слушает внимательно и внимает каждому вашу, немного робкому, слову. Хочется верить, в чистоту его намерений, от чего вы {censored}, не почувствовав пристального взгляда голубых глаз на своей спине. Джон не обманул - в выделенном вам доме за короткий промежуток времени стали появляться множество дорогих лекарств, от которых матушке становилось лучше. Чаще чем прежде, Сид начал заявляться на ферму, где вы работали, требуя отчетности лично от вас.
- Еще раз спасибо, - вы учтиво склоняете голову, а губы несдержанно тянуться в улыбке.
Вы не могли сказать, было ли это на счет лекарств, или маминого состояния в принципе. Еще никогда [имя матери] не была настолько живой, настолько ей тут нравилось.
- Не стоит благодарностей, [и], - бледные губы Джона чуть краснеют, он улыбается, - Тебе тоже стоит сказать спасибо.
- А? - искренне недоумеваете вы.
- С твоим появлением посевы тут зацвели, - Креститель дотрагивается до листвы виноградника, - отец подумывал отвести это местечко под блок пост, но ты его спасла.
Его голубые глаза как-то неоднозначно блеснули, а ваши щеки подернул румянец. Всегда приятно слышать похвалу в свой адрес, а уж от симпатичного мужчины, еще и искреннюю. Ваши руки соприкоснулись, когда шагающий Джон случайно слишком сильно поддается в вашу сторону. Его взор мгновенно возвращается к вашему лицу.
- Простите, - только и успеваешь выпалить ты, впервые за всё время боясь расстроить шатена, - Как-то неловко получилось, да?
- [и], не хочешь ли ты наконец-то пройти крещение? - вдруг Джон останавливается, и разворачивается к вам всем телом, напоминая о видимой разнице в росте, - Всё равно, так или иначе, когда-нибудь тебе придется это сделать.

Его сильные руки осторожно держат вас над водой, вам боязно и слегка холодно. На долину Холланд опустились сумерки, и сейчас глаза Джона казались вам особенно голубыми, слегка подсвеченные светом фар от его машины. Одна теплая мужская ладонь ложится вам на грудь, погружая в воду. Задерживаете дыхание, вместе с тем закрывая глаза. Вода холодная, а из-за того, что вы в одежде, кажется вязкой. Три секунды, шесть, девять. Сид аккуратно поднимает вас из вод реки. Его ладони обхватывают девичье личико, и темноволосый припадает своим лбом к вашему. Улыбается, как обычно делают влюбленные мужчины, добившиеся взаимности.
- Вот и всё, дитя, - шепчет он, и запечатляет на вашей холодной коже целомудренный поцелуй.
- Вы не будете вырезать грех на моей коже? - тихо интересуетесь вы, уже будучи у машины.
- Только когда ты сама будешь к этому готова, - взгляд голубых глаз наблюдает за вашей голой спиной, в боковом зеркале, - Я должен знать точно, каков твой грех.
Подходите к нему, укутанная в теплый, немного колючий плед. Дыхание Сида немного сбивается, от осознания того, что вы под тканью практически обнаженная, не считая нижнего белья и тонкой ткани длинной ночной рубашки. Пробираетесь в машину, сильнее кутаясь в теплый материал, вдыхая приятный запах Крестителя. Слава о младшем Сиде ходила страшная: что он садист, что он маньяк, что нет в нем ничего святого. Но вы не видели в нем всего этого, он был с вами добр и ласков, как никто прежде.
- Красиво тут ночью, - констатируете вы, смотря, как на темной, ребристой глади воды пляшут огоньки округа Хоуп, - тихо и безмятежно.
Джон подходит к вашему месту, огибая автомобиль, и просовывается внутрь, включая печку, дабы не дать замерзнуть окончательно. Чувствуете его дыхание и жар тела непозволительно близко, из-за чего собственное дыхание сбивается. Сиду нравится всё происходящее, иначе его прекрасные голубые глаза не сверкали так радостно, когда его лицо оказывается совсем близко. Медленно, лишь бы не спугнуть вас, он приближает свои лицо к вашему, обращает взор в ваши глаза, когда, чуть дрогнув, девичьи веки закрываются, Джон соединяет ваши уста, запуская мощную ладонь в влажные локоны волос. Отстраняетесь, когда переполняющие грудь эмоции начинают душить, на что младший Сид не настаивая, касается разгоряченными губами сначала вашего лба, а затем и губ.
- Я бы хотел поддаться с тобой греху, но Джозеф будет злиться, - с усмешкой проговаривает он, - Я ведь не должен забывать о своем долге.
- О Джон, - вы широко улыбаетесь, тихонечко посмеиваясь, - Это было предложение руки и сердца?
Он издает неловкий смешок, опуская голову, затем вновь поднимая её, бегая взглядом по лицу девушки.
- Почему бы и нет, [и]?

Все мои тесты находятся здесь: http://waatu.beon.r­u/tag/%cc%ee%e8%20%f­2%e5%f1%f2%fb/
Отзывы можно оставлять тут:http://waatu.be­on.ru/0-23-tema-dlja­-otzyvov-i-predlozhe­nii.zhtml#e108
­­­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-247.html

Категории: Far Cry 5
четверг, 2 августа 2018 г.
Тест: ~ Продам чувства, недорого ~ Part Two Чай и несказанные чувства... Белый снег холодный сон 02:59:31
­Тест: ~ Продам чувства, недорого ~ Part Two
Чай и несказанные чувства


- Это вам, - я протянула ему коробку, хранящую сладости, столь любимые им. Он радостно, словно ребенок, улыбнулся и взял подарок, предварительно открыв предо мной дверь.
- Ты во время, сейчас время чая, - произнес он, чуть сотрясая коробку, проверяя ее содержимое. На тонких губах играла радостная, не лишенная обаяния улыбка, он облизывает их, предвкушая сладостное пиршество. Разноцветные глаза с нежностью, почти любовно глядели на {censored} с ярким логотипом магазина, где я и купила заветные сладости для него, а для меня ключи в его мир.
Этого таинственного молодого человека звали Граф Ди. Он весьма эксцентричный, хитрый и обаятельный, при том имеет странную и сильную страсть ко всему, что несет в себе значение «сладкое». Я гляжу, как тонкие пальцы с длинными ногтями опускают ленту с коробки, как они любовно проходятся по завернутым в пакетик пирожным, темные волосы упали на лицо, прикрывая его от меня, но я знала, что на щеках Графа пылает румянец радости. О! С какой нежностью, я не побоюсь сказать, даже с любовью он оглядывал эти пирожные, трюфели, запеченные в какао-порошке и торт, покрытый зеленой глазурью. Неужели, это возможно? Любить сладости так, как пылкий юноша испытывает чувства к возлюбленной. Со стороны звучит, конечно, глупо, однако это так
Но у его страсти к сладостям имеется и сильный соперник – страсть к животным, независимо от их вида и типа. Вот эта любовь сравнима с простыми чувствами. Жаль только, что дальше она не распространяется. Пусть Граф и доброжелателен, и вежлив, и улыбчив, людей он - правда, я не могу утверждать точно - не любит.
Странный человек, больше и сказать нечего. Он готов на все ради своих питомцев, он плачет, когда вспоминает об исчезнувших видах. Казалось, Граф импонирует мне, но я знаю, что стоит только заветным словам признания слететь с моих уст, как двери таинственного зоомагазина, торгующего «мечтами и надеждами» (слова самого Графа), закроется для меня. Не в прямом смысле, ведь я смогу приходить сюда, но навсегда потеряю его дружественное положение, которое он подарил мне.
- И какую историю ты хочешь услышать сегодня? – он протягивает мне чашку чая, и я беру ее.
- Расскажите мне что-нибудь о драконах, - отвечаю я. Так и начались наши отношения. Я прознала от некоторых знакомых – его посетителей – что Граф торгует странными и необычными зверями, начиная от русалок и заканчивая опасными киринами. И тогда я заключила с ним договор, устный, правда. Я приношу ему сладости, а он взамен делиться со мной информацией, рассказывает мне о существах, зачитывает легенды. И я слушаю, изредка прерывая его, дабы задать вопрос. Приятная, теплая беседа, вкусный чай и купленный мною сладости – иногда Граф угощает и своими – создают такой нежный, такой уютный контраст, что мне порой не хочется уходить. А теперь еще и эти чувства…Грянули, как майский гром, неожиданно и опасно.
Любить Графа – значит, быть несчастной. Не потому что он жадный похититель сердец, а потому что он холоден к чувствам. К человеческим чувствам, где он является предметом любви. Не раз я была свидетельницей неприятных сцен, где Графу признавались в любви. От симпатичных и юных посетительниц до настоящих светских львиц, которые был готовы на все ради него. Ради него… Они могли дать многое ему, а я вот ничего, кроме своих чувств и теплой привязанности. Впрочем, он выводил их всех из магазина или же наказывал, правда, я не знаю, как. Просто уводил в темные глубины магазина, и они вскоре уходили сами – измученные или наоборот очень веселые, необычно веселые.
Для него, как я уже говорила, есть только две страсти – животные и сладости. А я? Кто же я для него? Милая приятельница, с которой можно побеседовать о любимых существах. Возможно, я не могу сказать точно, а спросить…Нет! Если спрошу, то он непременно и сам задаст встречный вопрос, или ответит, но кто знает, каков будет его ответ.
Граф Ди, вы многое знаете, вы хорошо понимаете людей, читаете их мысли, словно они начерчены у них на лбу. Скажите, вы ведь знаете и о моих чувствах? Я прикасаюсь к груди, сжимая маленький кулон – цветок жасмин – подарок Графа. Зачем вы отдали его? Такие украшения не дарят просто так, вернее, не дарят людям, которые ничего не значат для тебя. Может быть, вы тоже…
Нет. Я качаю головой, грустно улыбаясь. Граф замечает это.
- Что с тобой? Ты сегодня какая-то рассеянная. – Произносит он, отпивая из чашки.
- Ничего. Я просто не выспалась, - ложь легко слетает с моих уст, и мне становится стыдно. Я не люблю лгать, но рядом с ним все происходит по – иному. Рядом с ним я готова отбросить все, что казалось таким важным, забыть обо всех заботах и трудностях, дабы быть только с ним. Жаль, что ему это не нужно.
- (Твое имя), ты слушаешь? – Граф отбирает у меня пустую чашку, чтобы снова заполнить ее. – И все же с тобой происходит что-то странное. Не желаешь кого-то взять, например, кошку. Очень успокаивает нервы.
Его низкий бархатный голос успокаивает, обволакивая, словно благовония Графа.
- Пожалуй, может и возьму. Но не сегодня, - отвечаю я, бросая на него грустный взгляд. Да, все так и должно быть – мы продолжим пить чай, говорить о диких животных. Никакой любви, никаких чувств, кроме дружественных, разумеется. Граф Ди приятный и обходительный молодой мужчина, но, увы, его сердце не разомкнет своих объятия для кого-то, вроде меня. Если я, конечно, не стану какой-нибудь зверушкой. Все той же кошкой. Я улыбаюсь, а в душе разливается тягучей волной горечь. Мне грустно и смешно одновременно, и хочется плакать, но я не желаю покинуть Графа, зная, что следующая встреча состоится не скоро.
- Граф, а расскажите мне про русалок, слышала, вы продали одну кому-то, - произнесла я. Граф Ди улыбается и снова наполняет опустевшие кружки чаем. Пусть и так, но я рада, что в эту минуту я здесь, рядом с ним, пью чай и слушаю истории о русалках.

­­

Другие работы, а так советы и пожелания автору: http://pyshkin006.b­eon.ru/0-2-tests-och­erki.zhtml#e37
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-202.html

Категории: Магазин ужасов
вторник, 31 июля 2018 г.
Тест: ~Твой славянский тотем~ Твой тотем... Свернувшийся Ёж Люди... Белый снег холодный сон 02:54:30
­Тест: ~Твой славянский тотем~
Твой тотем...


Свернувшийся Ёж

Люди, рожденные в этот период, напоминают домовых, они не предсказуемы, ершисты, внешне суетливы и шумны, обладают великолепной памятью, очень дотошны к деталям.
В дружбе верны, в семейных отношениях постоянны.

Комменты --->http://llivi.be­on.ru/44240-594-tvoi­-totem.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/972-790.html

Категории: Гороскоп
пятница, 27 июля 2018 г.
Тест: • [Сall me crazy] - Creepypasta one; Slender Шизофрения Ей... Белый снег холодный сон 01:53:01
­Тест: • [Сall me crazy] - Creepypasta
one;


Slender


Шизофрения


­­


Ей постоянно чудились чужие голоса. Разными тембрами, они звали ее по имени днем и ночью. Мужской глас, произносивший ее имя, не давал уснуть девушке не только вечером. Он не упускал возможности поиздеваться над ней и ранним утром, сделав из жизнерадостной девчонки, душевнобольного человека. Cон - практически перестал для нее существовать, зато безумство - стало ее лучшим другом.
Вечно озираясь по сторонам, она походила на сумасшедшую. Ее окликивала мебель дома, звала трава под окном и ручеек в лесу. С каждым годом, ей все тяжелей удавалось различать реальные звуки от слуховой галлюцинации. Сильное переживание и душевное потрясение, привели молодую девушку к страшному самосуду, который не удался, но был оплачен тяжелейшим душевным срывом...